Галльские войны. Кампании 55 - 54 годов. Распад триумвирата
Приветствую Вас, Гость · RSS 25.11.2017, 14:11
ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ
Галльские войны. Кампании 55 - 54 годов. Распад триумвирата

Встреча в Луке состоялась по инициативе Цезаря и имела своей целью в первую очередь укрепление несколько пошатнувшегося единства в «союзе трех». Небезынтересно отметить, что Цезарь в силу целого ряда довольно понятных причин ни единым словом не упоминает об этом свидании в своих «Записках». Оно, конечно, проходило втайне, точнее, неофициально, но слух о предстоящей встрече все же проник в Рим, в результате чего в Луку, по сведениям Плутарха, кроме Красса и Помпея съехалось более 200 сенаторов. Одних только ликторов, т. е. членов свиты функционирующих в данный момент магистратов, было 120 человек.

Цезарь первоначально встретился и вел переговоры с Крассом в Равенне, Помпей же прибыл в Луку, совершив «небольшой» крюк. В Риме считали, что он направляется в Сардинию, дабы проследить за закупками зерна, поскольку незадолго до этого он получил от сената широкие полномочия по снабжению Рима продовольствием. Кроме того, из видных политических деятелей в Луке оказались едущий в качестве наместника в Испанию бывший консул Квинт Метелл Непот и направляющийся в Сардинию, тоже в качестве наместника, бывший претор Аппий Клавдий.

Значение совещания в Луке заключалось прежде всего в том, что Цезарю снова удалось примирить Красса и Помпея, поскольку за последнее время отношения между ними резко обострились. Был принят ряд согласованных решений, имевших важное значение для ближайшего будущего. Для того чтобы не допустить избрания консулом на 55 г. ставленника олигархической сенатской группировки Луция Домиция Агенобарба, непримиримого врага Цезаря, было решено, что Помпей и Красс выдвинут свои кандидатуры. Намерение это следовало держать в тайне, выборы оттягивать всеми возможными средствами до зимы, ибо к этому времени кандидатуры могли быть поддержаны в народном собрании солдатами Цезаря, увольняемыми на зиму в отпуск. Со своей стороны Красс и Помпей обязались добиваться того, чтобы Цезарю управление его провинциями было продлено еще на пять лет.

В январе 55 г. в Риме состоялись консульские выборы. Группировка Катона делала все возможное, чтобы провести своего кандидата Луция Домиция Агенобарба. Но исход выборов, как и было намечено, решили приведенные на Марсово поле солдаты Цезаря, явившиеся чуть ли не в строю под командованием Красса-младшего. Произошло вооруженное столкновение. Домицию пришлось спасаться бегством, Катон был ранен в руку. В ближайшие же недели был принят закон, распределяющий провинции между новыми консулами, а затем они реализовали свои обязательства по отношению к Цезарю.

Казалось, все члены триумвирата полностью ублаготворены: позиции Цезаря стабилизировались и даже укрепились; Помпей имел основания рассчитывать своим новым консульством восстановить свое прежнее положение первого лица не только в сенате, но и в государстве; и наконец. Красс мог реализовать свои давнишние мечты о провинции, которая дала бы ему возможность освежить уже порядком увядшие лавры победоносного полководца.

Итак, решения конференции в Луке были как будто полностью осуществлены, подтвердив тем самым сохранение единства триумвиров, восстановив на какое-то время их исключительное положение — положение негласного, но фактического правительства Рима. Однако, добиваясь принятия этих решений, участники триумвирата едва ли могли хоть в какой-то степени предвидеть их поистине роковые последствия. Тем не менее эти решения во многом определили судьбу каждого из них. Более того, проведенные в жизнь с целью укрепления «союза трех», лукские решения поначалу действительно укрепили этот союз, но в дальнейшем они же и привели к его распаду.

Кампания 55 г. в Галлии началась, как об этом сообщает сам Цезарь, раньше обычного. Но на сей раз речь шла о военных действиях не против галлов. Дело в том, что на левый берег Рейна, около его устья, переправились многочисленные германские племена узипетов и тенктеров. Причиной их перехода через Рейн было давление со стороны свевов, вытеснивших узипетов и тенктеров с их исконной территории. До Цеваря начали доходить слухи о том, что некоторые галльские племена вступают в переговоры с германцами. Тогда Цезарь созвал галльских вождей и правителей и, объявив им о своем намерении выступить против узипетов и тенктеров, обязал присутствующих поставить в его войска определенный контингент конницы. Всеми этими событиями и определялось более раннее начало кампании 55 г.

Спешно закончив приготовления. Цезарь двинулся по направлению к тем районам (район Кобленца), которые были заняты германцами. Дальнейшие события известны нам в далеко не беспристрастном освещении самого Цезаря, и, чем настойчивее стремится он оправдать свои действия, тем больше сомнений вызывает его искренность. Видимо, на сей раз даже сам автор «Записок» не был уверен, что он действовал в пределах допустимой «военной хитрости».

Узипеты и тенктеры выслали навстречу Цезарю своих послов, которые предлагали мир и дружбу и просили, чтобы Цезарь разрешил им поселиться на уже фактически занятой ими территории или указал иные места для поселения. Ответ Цезаря был таков: не может быть и речи о дружеских отношениях, если германцы намерены остаться в Галлии, ибо здесь нет свободной территории, но так как убии, живущие на правом берегу Рейна (в районе Кёльна), просили у римлян помощи и защиты от свевов, то он. Цезарь, может дать убиям распоряжение в обмен на эту защиту принять на свою территорию узипетов и тенктеров.

Послы заявили, что им необходим трехдневный срок для ответа, и просили Цезаря приостановить на это время продвижение его армии. Цезарь же, находя эту просьбу лишь уловкой, рассчитанной на то, чтобы германцы могли дождаться возвращения своей конницы, отправленной за провиантом, продолжал свой марш и подошел к германскому лагерю на расстояние около 30 тысяч шагов (18 километров). Тогда снова явились германские послы с теми же самыми просьбами. Цезарь на сей раз обещал продвинуться лишь на небольшое расстояние, чтобы найти воду, и якобы приказал своей коннице, которая шла в авангарде, не вступать в бой с неприятелем.

Тем не менее в тот же день произошло кавалерийское сражение благодаря внезапному и коварному, по словам Цезаря, нападению неприятельской конницы. Германский отряд, в котором было всего около 800 всадников, напал на 5 тысяч галльских всадников из армии Цезаря и обратил их в позорное бегство. Поэтому когда на следующий день в римский лагерь явилось большое посольство, в составе которого было много германских князей и старейшин, принося извинения за вчерашний инцидент и снова заверяя в своем стремлении к миру, то «обрадованный их приходу Цезарь велел, вместо ответа, схватить их и тотчас же двинулся с войском вперед, приказав проявившей трусость коннице идти в арьергарде».

Нападение римской армии было для германцев совершенно неожиданным. Они не смогли оказать организованного сопротивления и обратились в беспорядочное бегство, во время которого многие были зарублены, многие потонули при попытках переправиться вплавь через реку. По утверждению Цезаря, общее количество германцев в лагере (очевидно, включая женщин и детей) достигало 430 тысяч человек.

Победа была полной, но реакция на нее в Риме оказалась далеко не единодушной. По всей вероятности, Цезарь действовал слишком беззастенчиво и слишком явно нарушил традиционные «правила войны», что было недопустимо для чести римского оружия, даже если речь шла о военных действиях против варваров. Во всяком случае нам известно о намерении сената направить в Галлию специальную комиссию для расследования дела, «а некоторые, — по выражению Светония, — прямо предлагали выдать его неприятелю». Плутарх излагает весь эпизод более подробно и уточняет довольно неопределенный оборот речи Светония. Он говорит о том, что выдачи Цезаря варварам за совершенное им клятвопреступление (очевидно, за «противозаконный» захват послов) требовал прежде всего Катон. Конечно, дело пытались раздуть политические противники Цезаря, но все же характер этого эпизода в целом был по всем признакам таков, что он давал для подобной возможности вполне приемлемый и достаточный предлог. Цезарь, по всей вероятности, принял через своих сторонников необходимые контрмеры — насколько нам известно, никакой сенатской комиссии не было создано и дальше словесных заявлений дело не пошло.

Кампании 55 — 54 гг. примечательны главным образом тем, что римские войска впервые перешли через Рейн, а также дважды переправлялись на территорию Британии. Эти оба предприятия, несмотря на то что они в значительной мере носили характер демонстрации, военного набега и не привели ни к каким территориальным приобретениям, тем не менее имели большое политическое и военное значение.

Цезарь в «Записках» подчеркивает, что у него был ряд серьезных причин, побудивших его перейти Рейн. Главная из них заключалась в том, чтобы продемонстрировать мощь римского оружия, доказать германцам превосходство этого оружия, причем на их собственной территории. Были, конечно, и другие, более частные, но зато более конкретные причины. Так, когда Цезарь потребовал выдачи той части конницы узипетов и тенктеров, которая, будучи послана за провиантом, не принимала участия в последнем сражении, а ныне укрылась за Рейном, то в полученном им ответе весьма недвусмысленно подчеркивалось, что у него нет ни прав, ни оснований распоряжаться на зарейнской территории. И наконец, племя убиев, вступившее в союз о римлянами, присылавшее к Цезарю послов, выдавшее ему заложников, все более и более настоятельно просило его о помощи и защите от своих старых врагов — свевов.

Таким образом, римские легионы впервые переступали через Рейн и вторгались на те земли, которые ими же самими считались исконно принадлежащими германским племенам. Это первое более тесное соприкосновение с германцами и их территорией привело к тому, что Цезарь в своих «Записках» дал довольно подробное описание нравов и образа жизни германцев.

Описание Цезаря рисует германцев на довольно ранней ступени общественного развития. Их основными занятиями были охота и война; земледелием они занимались нерегулярно. Поэтому питались они главным образом мясом, молоком, сыром. Частной собственности на землю у германцев не существовало, но каждый род мог получить по решению старейшин земельный участок любой величины. Однако участок предоставлялся во владение рода всего лишь на один год, для того чтобы люди не стремились к земельной собственности и ее расширению и чтобы страсть к приобретению, богатству не вытеснила более благородной страсти к войне.

С малых лет германцы укрепляли свое тело трудом и соответствующими упражнениями. До двадцати лет они сохраняли целомудрие, и вообще наибольшим почетом у них пользовались неженатые. В военное время германцы избирали полководцев, которые имели право жизни и смерти в отношении всех своих подчиненных, В мирное время племя в целом не имело общего вождя, но во главе каждого округа, пага, стоял свой магистр, обладавший судебной властью. Религия германцев была примитивной: в отличие от галлов они поклонялись Солнцу, Луне и богу огня (которого Цезарь на римский лад именует Вулканом).

Когда-то галлы превосходили германцев храбростью, вели с ними успешные войны, основывали колонии за Рейном. Теперь же положение изменилось: германцы благодаря простому и строгому образу жизни сохранили все свои боевые качества, галлы же вследствие близости к римским владениям испытали пагубное влияние богатства и роскоши, разложились, утеряли прежнюю боеспособность и теперь сами признавали превосходство германцев над собой.

Описание Цезаря, очевидно, должно быть распространено на все племена, жившие за Рейном, так как у римлян, в том числе и у Цезаря, не возникало никаких сомнений относительно того, что все зарейнские территории населены именно германскими племенами. Но так ли это было на самом деле?

Интересно отметить, что в последнее время этот вопрос вызывает в науке, и в первую очередь среди немецких археологов и этнографов, определенные сомнения. Например, считают, что слово «германцы» закрепилось за восточными соседями кельтов скорее всего по ошибке. Первоначально так именовали (видимо, по самоназванию) лишь северных соседей кельтов, и только римляне (в частности, сам Цезарь!) распространили это название на всех варваров, обитающих к востоку от Рейна. На самом же деле, если иметь в виду эти огромные территории и их население, то, вероятно, следует говорить «о германских германцах, о негерманских германцах, о племенах, ложно называемых германцами, и о тех, кто не называл себя германцами, но все же, видимо, были ими». Так примерно определяют сложный состав зарейнских племен современные археология и этнография.

Каким же образом был совершен первый переход римских войск через Рейн? Он был совершен чрезвычайно эффектно — по специально выстроенному мосту. Цезарь пишет, что переправу на судах — и это более или менее понятно — он считал небезопасной и, кроме того, несоответствующей — что понять, пожалуй, уже значительно труднее — его личному достоинству и достоинству римского народа. Поэтому в течение десяти дней был построен мост, по которому на одиннадцатый день войско Цезаря перешло на правый берег Рейна.

Этот мост чрезвычайно знаменит. Цезарь в своих «Записках» подробно описывает его строительство, Однако, несмотря на описание, многое остается неясным: существуют попытки реконструкции моста, его модели, хранящиеся в музеях, существует, наконец, довольно обширная литература, посвященная возведению моста.

Но как бы то ни было, мост через Рейн и переход войска по мосту оказались весьма эффективным средством. На правом берегу Рейна Цезарь был встречен посольствами различных племен; все они обращались с просьбами о мире и дружбе и готовы были предоставить заложников. Цезарь же направился прежде всего в область сугамбров, поскольку именно это племя дало убежище коннице узипетов и тенктеров и столь высокомерно отвечало Цезарю на его требование о выдаче отряда. Но сугамбры со всем своим имуществом скрылись в лесах, и Цезарь, предав огню их сеяния и скосив их- хлеб, продвинулся в область убиев, которым он обещал защиту от свевов. Но и свевы, как только им стало известно о переходе римлян через мост, созвали совет вождей и на этом совете приняли решение: жителям покинуть города и села, жен, детей и имущество спрятать в лесах, всем, способным носить оружие, собраться в определенном месте (в центре их владений) и готовиться к решительному сражению.

Цезарь был вполне удовлетворен результатами зарейнской экспедиции. Все причины, побудившие его предпринять этот поход, были реализованы, все цели достигнуты: сугамбры отмщены; убии освобождены от гнета и угроз свевов; все германские племена поняли, какова мощь римского оружия. Таким образом, проведя в зарейнских областях всего 18 дней и даже не повидав врага. Цезарь вернулся как победитель в Галлию. Мост через Рейн по его приказанию был разрушен.

После этого Цезарь начинает готовиться к экспедиции в Британию. Она состоялась осенью 55 г. и была предпринята силами двух легионов. По существу речь шла еще о рекогносцировке, поскольку Британия представлялась римлянам загадочным островом, где их могли ожидать любые неожиданности. Однако развитие событий в самой Галлии предопределяло необходимость более тесного знакомства с Британией. Во-первых, существовали бесспорные связи между кельтами как по эту, так и по ту сторону пролива; кельты с Британских островов даже принимали довольно активное участие в прошлогодней войне венетов с римлянами. Во-вторых, Британия слыла богатой страной, причем богатой не только зерном и скотом, но, по слухам, и металлами: железом, серебром, золотом.

Отправляясь в незнакомую страну, Цезарь предпринял ряд мер предосторожности. На предварительную разведку он послал на военном судне одного из своих офицеров, который ознакомился со страной только с борта корабля, не рискнув даже сойти на берег. Когда же к Цезарю прибыли послы от некоторых британских племен, то, отпустив их обратно, Цезарь направил с ними некоего Коммия, которого он сам провозгласил царем побежденного им галльского племени атребатов. Коммию было поручено вести агитацию в пользу того, чтобы британские общины добровольно и без сопротивления подчинились Риму. Однако эта дипломатическая миссия не увенчалась успехом: Коммий, как только прибыл в Британию и высказал предложения Цезаря, сразу же был арестован, заключен в темницу и освобожден лишь тогда, когда римляне, высадившись на острове, одержали первую победу.

Для переправы в Британию Цезарь использовал флот, который был им подготовлен и собран во время военных действий против венетов. Однако высадка войска прошла не легко, римлянам было оказано серьезное сопротивление. Завязалось ожесточенное сражение. В конечном счете победа оказалась на стороне римлян, но она была не полной. Римляне не смогли преследовать разбитого противника: внезапно поднялась сильная буря, и римская конница, несмотря на все старания, не сумела совершить высадку на берег.

Все же после первого успеха римлян мир был заключен. К Цезарю стали являться вожди не только прибрежных, но и более отдаленных общин, выдавались заложники, делались заявления о полной покорности. Но вместе с тем положение римлян было далеко не блестящим: их военные и транспортные суда пострадали от новых бурь, конница отсутствовала, продовольственные запасы были ничтожными.

Учитывая эти обстоятельства. Цезарь срочно начал ремонт оставшихся кораблей и одновременно готовился к возможному нападению со стороны варваров. Оно не заставило себя долго ждать. Британцы решили использовать благоприятную для них ситуацию, и однажды, когда один из легионов был отправлен за провиантом, они совершили на него внезапное нападение, используя конницу и даже боевые колесницы. Однако Цезарю с несколькими когортами удалось вовремя подоспеть на помощь, и атака была отбита. Через несколько дней британцы завязали новый бой у римского лагеря, но и на сей раз были разбиты и обращены в бегство. Тем не менее Цезарь решил, видимо, больше не искушать судьбу и при первой же благоприятной погоде, посадив своих воинов на отремонтированные или уцелевшие суда, отплыл от негостеприимного острова и благополучно (он потерял лишь два грузовых корабля) достиг материка.

Эта первая британская экспедиция в военном отношении ничего не дала, скорее оказалась неудачной. Однако общественный ее резонанс, как и впечатление от похода за Рейн, был весьма велик. Сенат по отчету Цезаря за истекший год назначил двадцатидневное благодарственное молебствие. И хотя Катон и его сторонники, видимо, именно в это время попытались привлечь Цезаря к ответственности за клятвопреступление, о чем уже говорилось выше, но то была попытка с явно негодными средствами, а успехи Цезаря, блеск его побед, романтика его походов вызвали восторженные отзывы даже таких людей, как Катулл или Цицерон, которых никто не мог заподозрить в особых симпатиях к Цезарю.

В следующем, 54 г. Цезарь начинает подготовку к новой британской экспедиции. Она была задумана в гораздо более широких масштабах. Поэтому основная задача заключалась в подготовке флота — следовало переправить в Британию 5 легионов и 2 тысячи всадников. Отдав соответствующие распоряжения своим легатам, сам Цезарь, как и обычно, отправился на зиму в Цизальпинскую Галлию, где занялся разбором очередных судебных дел, в то же время расширяя свою клиентелу и укрепляя дружественные связи с местной знатью. В конце мая он вернулся к войску. Любопытно, что эту свою поездку Цезарь использовал в несколько неожиданном плане: им было за это время написано грамматическое исследование «Об аналогии» (в 2-х книгах), к сожалению до нас не дошедшее.
Предыдущая                                                                           Дальше
Конструктор сайтов - uCoz